Неконтролируемое проникновение

 

Иногда родители, педагоги и врачи могут подкинуть детям очень интересные темы для дальнейших сексуальных фантазий.
         Алине было тринадцать лет, когда училку физкультуры стали напрягать её слишком частые и долгие «временные освобождения», и потребовала мудрая педагогиня от симулирующей, по её мнению, ученицы справку от гинеколога. А матушка Алины, нет бы послала заботливого педагога ко всем чертям, тут же потащила дочурку-переростка к означенному доктору.
       Что такое подобный визит для ребёнка – история отдельная. Надо раздеваться догола перед незнакомой женщиной, когда и матери-то стеснялась, залезать на это жуткое кресло, раздвигать ноги и демонстрировать все свои самые сокровенные места матери, докторше и акушерке. Сплошные стыд и унижение.
       Особого нашего внимания заслуживает тот факт, что девственниц гинеколог смотрит ректально. Сия величественная дама натянула перчатку, смазала указательный и средний пальцы вазелином, подошла к Алине и велела ей сползти на кресле пониже и расслабиться. Алина вся похолодела. Она с девяти лет знала все свои приятные места, особенно много играла именно с попой, с одиннадцати лет начала забавляться с клизмами, но никогда в этом не участвовали другие люди. И вот сейчас…
        Скользкий палец докторши мягко и решительно вошел в нежное девичье тело, как горячий нож в масло. Алина рефлекторно попыталась зажаться, и тут началось – хорошо смазанный палец творил в ней, что хотел. Все попытки сфинктеров сопротивляться были напрасны. Алина осознала всю остроту ситуации. Её обдало изнутри холодом и кипятком одновременно, в ушах зазвенело, во рту пересохло. Мать смотрела на «мучения» дочери с сочувствием и каким-то презрением. Только бы не кончить вот так, здесь, перед всеми ними… Алина вдруг осознала, что сразу и безнадёжно потекла. По оголённым нервам скребло, как наждачной бумагой. Врач раздвигала половые губы девочки для внешнего осмотра и мазков, мяла ей живот. Алина не выдержала и застонала. Докторша велела ей расслабиться и сползти на кресле ещё, от чего палец, разминающий переднюю стенку прямой кишки, вошёл еще глубже. Девочку замутило от перевозбуждения. И вдруг всё резко закончилось. Она не помнила, как слезала с этого кресла, как потом дошла до дома.
       Это ощущение неконтролируемого насильственного проникновения произвело на неё такое сильное впечатление, что запомнилось на всю жизнь. В следующий раз в такой же ситуации Алина оказалась перед поступлением в институт в 16 лет (справка 086у и всё такое). Та же самая врачиха в точности повторила весь процесс осмотра. Матери теперь рядом не было. Алина смогла лишь чудом сдержаться и, когда всё закончилось, выскочив из кабинета, понеслась в туалет, где и довела до логического завершения этот неожиданный сеанс анальной стимуляции.

 

*********************************************************************


       Прошло больше двадцати  лет. Её друг Алексей к своей очереди доминировать знал уже эту историю из детства. Когда они оказались в гостиничном номере и разделись, он решительно, тоном, не терпящим возражений, скомандовал стесняющейся и прикрывающейся Алине опуститься на кровати на плечи и колени. Она начала упираться, и он сам заломал её в требуемую позу. Приказав ей не двигаться, чтобы не схлопотать очередное наказание, Алексей привязал запястья краснеющей от смущения, не знающей, куда провалиться от стыда женщины к её щиколоткам. И сразу впился ртом во все её нежные места. Алина захныкала в подушку от стыда и возбуждения. Внезапно Алексей оторвался от неё и чем-то основательно зашуршал сзади.
       Подглядеть у Алины не получалось, несмотря на все старания извернуться. И вдруг он положил сбоку от неё четыре вскрытые глицериновые свечки. Она заметалась в ужасе, она же связана. Он же может творить с ней такие вещи… От беспомощности Алина задёргалась, и Алексей дал её несколько хороших шлепков по заднице и промежности. Алина затихла, ей осталось только подчиниться.
       Когда его пальцы дотронулись до её самых нежных мест, до неё дошло, что его рука в перчатке и хорошо залита смазкой. От скользких опасных прикосновений знакомо зашумело в ушах и пересохло во рту. Палец Лёша ей ввёл в зад, совсем не как та докторша. Мягко, нежно, уговаривая вздрагивающим от возбуждения голосом (ох уж этот его дрожащий голос) успокоиться и расслабиться. Алина снова попыталась зажаться, но совершенно безрезультатно. Скользящий в ней палец снова гладил прямо по спинному мозгу. Осталось только раскачиваться на звенящих в ушах волнах удовольствия. Было невообразимо приятно, но что-то было уже не так. Алина почувствовала небольшое характерное жжение в прямой кишке, и знакомо начало сводить ноги. Она глянула вбок. Упаковки от свечей были пусты. Нет. Нет! Она же связана! Веселье сегодня обещало быть адским.
       Алексей увидел, что у неё зашевелились пальцы на ногах. Он наклонился и шепнул ей прямо в ухо: «Сейчас я помогу тебе терпеть». И сразу же так же мягко, но настойчиво ввёл ей второй палец. Алину затрясло, и тут в её до сих пор свободное переднее отверстие одним ударом ворвался его огромный член. Мир зашатался. Она зарычала и заскулила в подушку одновременно. Страшно хотелось в туалет, всё в попе дрожало, ноги выкручивало. Он так же, как и в первый раз, шепнул ей прямо в ухо: «Будешь так дрожать там, вгоню третий палец». От её дрожания Лёша не мог больше сдерживаться, темп его движений стал просто бешеным. И тут пальцы его левой руки начали поглаживать её клитор. Это была последняя капля. Сказать, что Алина кончила сильно, значит не сказать ничего. Её всю свело судорогой, она сквиртанула в третий раз в жизни (хорошо уговорила его играть на одноразовых медицинских пелёнках) и почувствовала, как стенки влагалища начали волнообразно сжимать его член. Он замер, с тихим стоном кончил следом за ней.
        Лёша, предупредив её, осторожно вытащил пальцы из её многострадальной попы. Ей уже не хотелось в туалет, хотелось немедленно упасть и уснуть. Влагалище продолжали сжимать лёгкие остаточные судороги. Накатила страшная слабость. Он развязал её, помог ей подняться и довёл шатающуюся жертву до туалета. А она всё это время старательно отворачивалась от него, точно зная, что если встретится с ним глазами, немедленно сгорит от стыда в горстку пепла.
        Планов на сегодня у него на её счет было еще много, но когда он взглянул на нее выползшую после душа из ванной, дико стесняющуюся, слабую и измученную, осталось только уложить ее спать. Она только благодарно улыбнулась и сразу отключилась. Алексей смотрел на её всё ещё розовые щёки и спину и посмеивался про себя – ох уж эта её детская фантазия про неконтролируемое проникновение в недетских играх.
      
       

i-Volga© 2016г.

 

 

Назад в оглавление