ОТРАВЛЕНИЕ

 

Этот случай имел место в июне 1998 года. У меня был очень хороший друг-натурал Виталик М. Ему в то время было 22 года, но выглядел он на 15-16 лет – миниатюрный, худенький и хрупкий мальчик небольшого росточка, с вьющимися темными волосами и темно-зелеными глазами, тонкой нежной кожей, почти без растительности. В отличие от многих других моих друзей, Виталик знал обо мне практически все, в том числе знал и о моей голубой ориентации (что не портило наших отношений), и даже знал, что он мне нравится и что я считаю его красивым мальчиком (это ему льстило, но поползновений в его сторону я никогда никаких не предпринимал, дорожа его дружбой). Но о том, что я увлекаюсь клизмами, он не подозревал – это был для меня слишком интимный вопрос, чтобы делиться им даже с самыми близкими друзьями.

 

И вот однажды, когда я утром пришел к Виталику в гости, я застал его валяющимся в кровати в одних спортивных трусах. Он был один дома. Выглядел он больным – каким-то сонливым, вялым, заторможенным. Я спросил его, в чем дело. Виталик рассказал мне историю: оказывается, накануне вечером его сосед попросил его помочь слить бензин из бензобака его машины, то есть немного отсосать из шланга, чтобы бензин пошел. Виталик согласился, взял шланг и отсосал, как делают многие автолюбители для слива бензина из бака. Но во время отсасывания он случайно закашлялся, поперхнулся и заглотил глоточек бензина, не успел сплюнуть. Виталик пожаловался мне, что, вероятно, отравился бензином – он жаловался на боль в животе, тошноту, сильную слабость, сонливость, заторможенность, головокружение и головную боль, на жидкий понос. Я отругал Виталика за то, что он сразу же не промыл желудок, не вызвал рвоту. Затем я уговорил его, что необходимо промыть ему желудок хотя бы сейчас. Виталик слабо сопротивлялся – ему просто было лень что-либо делать из-за сильной слабости и сонливости. Я заставил его выпить около литра слабо-розового раствора марганцовки из литровой банки, а затем повел его в ванную и велел наклониться над раковиной и вызвать рвоту, сунув два пальца в рот. Виталик подчинился. Пока он тужился, вызывая рвоту, и рвал, я обнял его сзади и крепко прижал к себе¸ сдавливая ему живот и помогая рвать. Мой член в брюках при этом встал и уперся ему в попку через трусики, но Виталик даже не обратил на это внимания, будучи занят промыванием желудка. После рвоты я напоил его снова чистой водой, прямо в ванной, из той же банки, и заставил снова вызвать рвоту. Так повторилось несколько раз, пока при рвоте не пошла чистая вода без запаха бензина. После промывания желудка Виталик выглядел бледным и несчастным, измученным рвотой, но сказал, что ему стало легче.

 

Затем мы вернулись в комнату, и Виталик тяжело плюхнулся на кровать. Я дал ему измельченного активированного угля. Затем я сказал Виталику: “А теперь тебе необходимо промыть кишечник, поставить тебе очистительную клизму”. Виталик опять засопротивлялся, как сопротивлялся вначале предложению промыть желудок – твердил: “Не надо клизму, не хочу клизму, я устал, я хочу спать, у меня голова кружится¸ не надо клизму, оставь меня в покое, дай поспать”. Я ему в ответ говорил: “Виталик, тебе действительно надо поставить клизму, промыть кишечник, ты же болен, ты отравился, тебе это нужно, тебе потом станет лучше, поверь мне. А спать будешь потом, после клизмы и туалета, тебе же спать хочется именно от отравления бензином, не просто так”. Виталик продолжал капризничать и упираться: “Не надо клизму, не хочу клизму”. Я ему сказал: “Виталик, ну не бойся ты клизмы, я тебе не сделаю больно, честное слово… тебе действительно надо поставить клизму, ну что ты как маленький, чесслово”. Виталик заколебался. Я добавил: “Я с тобой сейчас разговариваю не как гомик, а как врач. Не бойся, я не собираюсь злоупотреблять, я ничего плохого тебе не сделаю, тебе действительно надо сделать клизму, я это не придумал, чтобы тебя раздеть и соблазнить, мне сто лет не надо тебе лазить в попу, поверь”. Эта фраза и решила все дело – Виталик успокоился и неохотно сказал: “Ну ладно, уговорил, давай клизму”. Тогда я понял, чего в действительности опасался Виталик – не самой клизмы, а того, что делать ему клизму будет “гомик”, опасался, видимо, cоблазнения, неадекватного поведения с моей стороны. Я его успокоил этой фразой.

 

Получив от Виталика согласие на клизму, я отправился в ванную искать сей предмет. В шкафчике ванной я нашел большую клизму-грушку примерно на 200 мл, с пластмассовым наконечником, и баночку крема Nivea. Вообще-то я хотел поставить ему клизму из грелки или кружки Эсмарха, но такой клизмы у него дома не было. У меня на какое-то время возникла мысль сбегать в ближайшую аптеку и купить там клизму-грелку¸ или сходить к жившему недалеко другому другу, у которого, как я знал, есть клизма-грелка дома, и попросить одолжить ее на время. Но я отверг эту идею, решив, что мне и так с большим трудом удалось уговорить Виталика на клизму, а пока я буду бегать за большой клизмой-грелкой, он еще чего доброго передумает, особенно когда увидит такую большую и страшную клизму :). Поэтому я решил ставить Виталику клизму из того, что есть. Я пошел на кухню, взял там двухлитровую кастрюльку, наполнил ее теплой-теплой кипяченой водой из чайника, и с этой кастрюлькой, клизмой-грушкой и баночкой крема Nivea на подносе вернулся в комнату Виталика.

 

Я поставил поднос на полу около кровати Виталика, стащил с Виталика спортивные трусики, он не сопротивлялся, лежал безучастно. Он остался совсем голенький, лежа попкой вверх. Я велел ему повернуться на левый бочок и подогнуть ножки к животику. Он повернулся, но не на левый, а на правый бочок, лицом ко мне и к двери в комнату, а попкой к стене, и подогнул ножки к животу, как я просил. Я ему сказал: “Веталька¸ я же тебя просил лечь на левый¸ а не на правый бок !”. Виталик спросил: “А какая разница, на каком боку лежать ?”. Я ему ответил: “Большая разница, в позе на левом боку вода легче и глубже проходит в кишечник, силой тяжести, бо кишечник загибается влево. А в позе на правом боку наоборот, кишечник перегибается вверх, вода против силы тяжести не идет и долго задерживается в прямой кишке. Тебе в такой позе будет трудно принимать клизму, будет больно и неприятно в попке и в животе, ты сильно захочешь какать”. Виталик ответил: “Я не хочу на левом боку, я хочу лежать лицом к двери в комнату, а то вдруг сестра с занятий вернется, зайдет в комнату и увидит меня в таком виде, попой к ней, да еще с клизмой в попе, мне будет очень стыдно. А так я хоть увижу сразу и успею одеялом накрыться”. Я ему: “Во-первых, Веталька, в клизме нет ничего постыдного¸ обычная медицинская процедура, и даже если сестра тебя и увидит с клизмой в попе, ничего такого страшного нет. Во-вторых, сестра твоя вернется с занятий еще не скоро, и мы закончим, я думаю¸ раньше, чем она вернется. В-третьих, ты же услышишь¸ как она открывает входную дверь, как она идет сюда, и всегда успеешь не то что накрыться, но и трусы надеть успеешь, и клизму спрятать”. Виталик упрямо: “Нет, я хочу лицом к двери в комнату, мне все равно стыдно и неудобно”. Я ему: “Ну хорошо, хорошо, тогда давай ложись наоборот – там, где сейчас голова, пусть будут ноги и наоборот, тогда ты сможешь лежать лицом к двери и попой к стене¸ но на левом боку”. Виталик: “Не, не хочу, мне лень перекладываться, давай так – на правом боку”. Я ему: “Хорошо, Веталь, будем делать клизму на правом боку¸ но я тебя предупредил – если тебе будет больно или неприятно, ты сам виноват, что лег в неправильную позу”. Виталик ответил: “Хорошо”.

 

После этого я взял грушку, набрал в нее доверху теплой воды из кастрюльки, выпустил из нее воздух и донабрал воды, снова проверил, нет ли в ней воздуха, и обильно смазал наконечник клизмы кремом. Виталик внимательно наблюдал за этими манипуляциями, совершенно спокойно, без тревоги на лице. Затем я взял на палец крема, раздвинул Виталику попку и нежно смазал ему дырочку, потом плавно ввел палец ему в задний проход, поглаживая другой рукой по попке, смазал ему кишку внутри и аккуратно вытащил палец. Я не задерживался долго пальчиком в попке, помня, что обещал Виталику не злоупотреблять. Виталик воспринял смазывание попки совершенно безучастно. Вообще, отравление бензином сделало его каким-то индифферентным ко всему на свете, больше всего он хотел спать.

 

Вытащив пальчик из попки Виталика, я взял клизму и осторожно ввел ему наконечник в попку. Виталик лежал совершенно спокойно. Я спросил его: “Ну как¸ вот видишь – не больно же совсем ?”. Виталик пожаловался, что наконечник царапает ему попку, уперся где-то в кишку. Я его спросил: “Че ж ты не сказал, когда я вводил ?”. Он: “А мне все равно…и не очень больно”. Я ему: “Ну извини, Веталька, я видимо неправильно ввел, поцарапал тебе попку… Я не нарочно, прости. Сейчас вытащу и вставлю снова правильно”. С этими словами я осторожно вытащил наконечник, снова смазал его, смазал Виталику дырочку и аккуратно вставил наконечник снова ему в задний проход. Виталик сказал: “Вот теперь нормально, не царапает попу”.  Я сказал: “Вот и отлично” и стал медленно сжимать грушку, вливая теплую воду ему в попочку. При этом другой рукой я нежно поглаживал ему половинки попки. Закончив вливание, я аккуратно вытащил наконечник клизмы, наполнил клизму снова, опять вставил ему в попку и повторил вливание грушки. Виталик лежал спокойно. Так я сделал ему три грушки – около 600 мл воды. После третьей грушки Виталик сказал: “Все, хватит, у меня болит живот¸ я какать хочу”. Я ему сказал: “Веталька, трех грушек мало для взрослого парня… Надо сделать хотя бы литр-полтора воды. А болит живот у тебя из-за неправильной позы, я же тебя предупреждал – не ложись на правый бок, ложись на левый. Потерпи, боль в животике сейчас пройдет, перевернись на левый бочок”. Виталик: “Не хочу на левый бок, хочу видеть дверь”. Я ему: “Ну ладно, тогда я тебе помассирую животик, а потом перевернись на живот, попкой вверх – так хоть лучше вода проходит в кишку, чем на правом боку, и дверь ты сможешь видеть”. Виталик: “Ладно, на живот лечь я согласен”. Я помассировал Веталю животик, затем повернул его на живот, попкой вверх, и стал нежно гладить и массировать ему попку, время от времени трогая пальчиком дырочку заднего прохода. Боль в животике у него действительно прошла через несколько минут, и он мне сказал об этом.

 

Когда Веталь сказал, что боль в животе прошла, я снова наполнил клизму-грушку, ввел ему в попку, и так сделал ему еще четыре грушки – всего 7 грушек,  в общей сложности около 1400 – 1500 мл воды. После седьмой грушки (четвертой по счету после перерыва) Виталик сказал: “Все, теперь действительно хватит, больше не могу клизму, не помещается, какать хочу и живот болит”. Я ему сказал: “Ладно, теперь полежи 15 минут, подержи клизму в попке, потом я тебя отпущу в туалет – пойдешь покакаешь”. Виталик просился, чтоб я его отпустил в туалет сразу, но я ему объяснил, что надо подержать клизму, чтобы она глубже проникла в кишечник и лучше промыла попку. Виталик подчинился, и 15 минут лежал, удерживая клизму в попке. Я в это время ласкал, гладил и нежно массировал его маленькие упругие совершенно безволосые ягодицы, с трудом удерживаясь, чтобы не начать целовать его в попочку.

 

Первые где-то 5 минут Виталик беспокойно ерзал, приподнимал попку и твердил, что хочет в туалет, но по мере того, как шло время, успокоился и даже задремал. Когда прошли положенные 15 минут, мне даже пришлось его будить, ущипнув за попку. Я ему сказал, что время истекло и ему можно в туалет. Виталик заявил, что он уже не хочет в туалет, что он “перехотел” и больше не хочет какать, что ему лениво вставать и он хочет спать, и чтобы я оставил его в покое. Я про себя удивился, как это можно не хотеть какать после такой большой клизмы (около полутора литров), и стал уговаривать Виталика все же сходить в туалет, объясняя ему, что смысл клизмы именно в опорожнении кишечника после нее, в промывании кишечника, что если он не пойдет в туалет, то толку от такой клизмы будет ноль и все такое. Виталик твердил, что ему лень вставать, что он уже не хочет какать и хочет только спать, спать и спать, и чтобы я ему не мешал спать и оставил его в покое. Я сказал: “Ну, тогда я знаю, как все-таки заставить тебя пойти покакать после клизмы”, и с этими словами снова наполнил грушку. Виталик заупрямился: “Но я не хочу больше клизму, не хочу, не надо, хватит мне клизмы ставить !”. Я ему ответил: “Тогда иди в туалет сам, добровольно, а если нет – я тебе поставлю еще столько грушек, сколько потребуется, чтобы перебороть твою лень и сонливость и заставить тебя покакать”. Виталик заныл: “Но я не хочу в туалет, мне лень вставать, я хочу спать… я не хочу клизму, хватит, оставь меня в покое и дай поспать”. Я, не обращая внимания на его нытье, раздвинул ему попку и вставил клизму, и влил ему еще грушку. Потом спросил: “Ну, теперь пойдешь в туалет ?”. Виталик уже из чистого упрямства заявил: “Нет, не пойду, спать буду”. Я наполнил грушку еще раз, и снова ввел ему в попку. Снова спросил: “Пойдешь в туалет ?”. Виталик снова: “Нет, не пойду”. Я наполнил грушку в третий раз, снова ввел ему в попку и снова спросил: “Ну, пойдешь в туалет ?”. Виталик упрямо: “Не хочу, хочу спать”. Я устал воевать с ним и уговаривать его пойти покакать, а вода в кастрюльке уже кончилась – в общей сложности я ему ввел 10 грушек, около двух литров.

 

Тогда я сказал: “Веталька, тогда я знаю, как заставить тебя покакать, но чтоб ты потом не обижался, если будет больно – сам виноват, что не хотел пойти покакать добровольно”. С этими словами я ему, ничего не объясняя и не предупреждая, ввел в попку пустую грушку, с воздухом, и стал медленно сжимать баллончик грушки. Было хорошо слышно, как заурчало и забулькало у него в попке и в животике – воздух проходил сквозь воду. Еще в самом начале введения воздуха Виталик застонал и стал подниматься с кровати, с криком: “Хватит, хватит воздуха, мне больно, я хочу в туалет !!!”, одновременно пытаясь рукой вытащить клизму. Я решил его примерно наказать за упрямство и непослушание и, придавив его к кровати, резко сжал баллончик клизмы¸ выдавив весь воздух ему в попу. Виталик завыл и вытолкнул клизму попкой. Я позволил ему встать. Виталик со стоном поплелся в туалет, cогнувшись и держась рукой за животик – естественно, введение воздуха после большого количества воды причинило ему боль. Мне было жалко его, но в то же время я был доволен, что переломил его упрямство и все-таки заставил его покакать, переборов его лень и сонливость.

 

Виталик какал долго. Когда он вернулся в комнату, он заявил: “Я на тебя обиделся… Ты изверг, садист, почему не предупредил, что будешь закачивать мне воздух в попу ? Зачем ты это сделал ? Ты мне сделал так больно…”. Я ему: “Веталька, прости, что я тебе сделал больно, но ты сам виноват – ты же не хотел пойти какать по доброй воле, сколько я тебе ни вливал воды…”. Виталик смущенно: “Я очень спать хотел, честно…” и уже без обиды в голосе¸ полушутливо: “Все равно ты изверг” :). Я ему сказал: “Веталь, клизму надо повторить до чистой воды, надо еще раз хотя бы”. Виталик сначала сказал: “Не надо, не хочу, хватит”, но потом сказал: “Ну ладно, давай еще раз, только воздуха в попу не вводи, хорошо ?”. Я ему: “Если будешь умницей и сам пойдешь в туалет – не буду закачивать воздух в попу”. Виталик улыбнулся и сказал: “Договорились” и снова лег на животик попкой вверх. Я снова наполнил на кухне кастрюльку 2 литрами теплой кипяченой воды и сделал Виталику подряд 10 клизмочек-грушек, все 2 литра. На этот раз Виталик принимал клизму гораздо легче, не просил перерыва, лежал очень спокойно. Я массировал и гладил его по попке. Так же спокойно он вылежал положенные 15 минут, потом сам отправился в туалет – на этот раз уговаривать его и побуждать дополнительными клизмами не понадобилось. Я попросил его не закрывать дверь туалета и позвать меня, когда он закончит, чтобы я посмотрел, чистая ли вода  и не нужно ли еще клизму. Он так и сделал, и пока он какал, я с ним разговаривал через полуоткрытую дверь туалета (зайти с ним в туалет я не мог – там слишком тесно). Я спрашивал его об ощущениях от клизмы. Сидя на унитазе, Виталик признался, что чувствует большое облегчение, какая после клизмы, что ему приятно опорожняться, и сказал, что сама клизма доставила ему своеобразные приятные ощущения, смешанные с неприятными, и что ему было тепло в попе и в животе. Он также признался, что чувствует себя намного лучше, что почти прошла тошнота и боль в животе и даже стала меньше сонливость. Покакав, он продемонстрировал мне¸ что вышла практически чистая вода, и я сказал ему, что больше клизму ему делать не надо.

 

После этого Виталик вернулся в комнату, надел трусики и плюхнулся на кровать, включил телевизор и стал его смотреть. Я тем временем убрал поднос, клизму, кастрюльку и баночку с кремом Nivea на их прежние места – клизму вымыл с мылом, вытер и поставил в шкафчик в ванной, туда же спрятал крем, а кастрюльку помыл, вытер и спрятал в шкафчик на кухне. Затем я попрощался и ушел.

 

На следующий день я пришел, осмотрел Виталика – тщательно прощупал ему живот на предмет возможного поражения печени бензином (хотя доза и была мала, но мало ли что). Печень была в порядке – не увеличена, безболезненна. Виталик выглядел бодрым, выздоровевшим. Он поблагодарил меня за вчерашнее промывание желудка и за клизму, сказав, что это ему действительно очень помогло.

 

Больше у меня с Виталиком эпизодов, связанных с клизмой, не было, так как не было повода. Приставать же к нему я не хотел, так как не хотел потерять его дружбу.


  Вова