Случай

Работаю я в психиатрии. Лежал у нас недавно один молодой симпатичный мужик, 30 лет (женат, 2 детей), с тяжелой депрессией, после неудачной попытки cамоубийства. В связи с высокой суицидальной опасностью ему выделили отдельную палату и отдельный круглосуточный медсестринский пост наблюдения. Мужик этот получал большие дозы антидепрессантов. А один из частых побочных эффектов высоких доз антидепрессантов - это запоры и задержка мочи (трудности с мочеиспусканием). Из-за анатомических особенностей мочеполового тракта задержка мочи от антидепрессантов чаще бывает у мужчин. Так вот, запоров у этого парня не было, но он постоянно жаловался на то, что ему трудно помочиться, что моча идет плохо.

И вот однажды прибегает ко мне в кабинет взволнованная медсестра и докладывает, что больной не может помочиться. То есть вообще, совсем, с самого утра. Острая задержка мочи.

Я вошел к больному в палату, пощупал ему над лобком - действительно, мочевой пузырь переполнен, растянут мочой, а помочиться он не может. Я сказал медсестре, что ему надо поставить клизму. Больной удивился и спросил: "А при чем тут клизма, доктор, я же помочиться не могу, а не покакать, у меня нет запора?". Я объяснил больному, что теплая вода в прямой кишке согреет ему мочевой пузырь, снимет спазм мышц пузыря и поможет ему помочиться, и предложил ему другой вариант - если он не хочет cначала попробовать снять спазм теплой клизмой, то мы можем сразу отвести мочу катетером прямо из пузыря. Услышав про катетеризацию, больной притих и тихонечко cказал: "Доктор, лучше клизму". :)

Я отослал медсестру, сказав, что поставлю больному клизму сам. Принес штатив, на котором подвешивают капельницы и клизмы, затем принес из процедурного кабинета клизму-грелку, наполненную доверху 2 литрами очень теплой воды, с привинченными шлангом, краником и наконечником, баночку вазелина и еще одну грелку c теплой водой для того, чтобы приложить ее к лобку больного.

Я подвесил клизму на штативе, положил грелку на кровать и велел больному лечь на живот, а грелку подложить себе к лобку, к области мочевого пузыря.
Больной послушно выполнил распоряжение, но спросил, почему я делаю ему клизму на животе, а не на левом боку, как ему делали всегда. Я объяснил ему, что в позе на животе вода дольше остается в прямой кишке и лучше согревает мочевой пузырь, а в позе на левом боку вода быстро переходит в толстую кишку и в этой позе лучше промывать кишечник, а не ставить согревающую клизму, как сейчас. Больного удовлетворило такое объяснение.

Я присел на кровати, снял с больного пижамные штаны и трусы, раздвинул ему ягодицы, взял на палец вазелина и помазал вокруг заднего прохода пальцем, но не стал вставлять палец. Затем я густо смазал длинный наконечник клизмы и осторожно ввел парню в задний проход. Он слегка сжимался, и я помассировал ему ягодицы и попросил расслабиться.

Затем я открыл краник клизмы и пустил теплую воду ему в кишечник. Мужик лежал тихо и спокойно, принимая клизму, и только в самом конце стал просить, чтобы я закрыл клизму и отпустил его в туалет. Я помассировал ему ягодицы, сказав, что уже совсем немного осталось, и заставил его принять всю клизму до конца.

После клизмы я аккуратно вытащил из его попы наконечник и сказал ему полежать 10 минут, подержать клизму, погреть мочевой пузырь. Он послушно лежал на грелке, но ерзал, стонал, приподнимал попу и просился в туалет. Я не отпускал, сдавливая и массируя ему попу.

Через 10 минут я велел парню подняться, но не разрешил ему идти в туалет, а дал ему судно и приказал помочиться в него стоя. Он просил меня разрешить ему сначала опорожнить кишечник, а потом пузырь. Я не разрешил, и велел ему помочиться при полном кишечнике, ибо так легче снять задержку мочи. Чтобы помочь ему расслабиться, я помассировал ему одной рукой ягодицы, а другой придавил над лобком мочевой пузырь. Медленно, неуверенно, сначала каплями, затем тонкой струйкой, у него полилась моча в судно, которое он держал в руках.
Я ободряюще сказал ему: "Давай, давай, расслабься, помочись", продолжая при этом массировать ему попу и над лобком.

Он мочился довольно долго, и когда помочился, на его лице было написано огромное облегчение. Затем я ему предложил сесть и опорожнить кишечник в то же судно. Он смутился, хотел надеть пижамные штаны и уйти в туалет, но, видимо, не выдержал давления воды в кишечнике и все-таки присел на судно, покакал. После этого я велел ему одеться, позвал санитарку и велел ей убрать судно, а сам отнес клизму на прежнее место в процедурном кабинете.

Когда я вернулся в палату, больной тихо проговорил: "Спасибо, доктор". Помолчал и добавил: "Я как будто вернулся в детство, вспомнилось, как мать ставила мне клизмы в детстве". Я ничего не ответил.

               ВОВА