Как дядя мне поставил клизму

      Самое большое в моей жизни но приятное потрясение, шок, я испытал, когда учился в 9-м классе. Мне тогда было 15 лет. И как вы думаете, что же было для меня таким шокирующим событием? Первая любовь? Неожиданная победа в спортивном состязании? Ни за что не угадаете. Это был случай, когда мой родной дядя предложил поставить мне клизму. Случилось это, когда я гостил у него во время весенних каникул. До тех пор мне никто никогда не ставил клизму, и я даже не знал, что это такое. Это было так необычно приятно, стыдно, немного страшно, но возбуждающе.
      До сих пор я очень четко помню ту, самую первую клизму в моей жизни, и очень благодарен дяде за нее, за то, что он не только помог мне, когда я был болен, но и показал новый мир, мир клизмы, научил новому способу получения удовольствия.
      Cейчас я хочу попробовать рассказать всю историю по порядку, насколько позволит мне моя память через столько лет.
      Все началось после того, как я побывал на вечеринке по случаю дня рождения одноклассника, тремя днями раньше. Там я ел обычную для подобных подростковых вечеринок пищу вроде пиццы и кока-колы. Это закончилось газами и серьезным запором – у меня и раньше бывали подобные проблемы, когда я ел вместо здоровой пищи, принятой в нашем доме (салатов и фруктов) пищу из фаст-фуда.
      Я был тогда очень застенчивым подростком. Работа моего кишечника и вообще мои физиологические отправления были для меня одной из самых запретных тем, почти табу. Мне было очень стыдно признаться в этом дяде. Я не хотел, чтобы он узнал, что у меня запор и газы. Поэтому я решил попробовать обойтись своими силами, не обращаясь к нему и не посвящая его в свои проблемы.
      И, когда дядя был на работе, я решил покопаться в его домашней аптечке. Я хотел найти там какое-нибудь слабительное. Дело в том, что дома я привык решать подобные проблемы с кишечником с помощью слабительного. Но, к моему великому разочарованию и огорчению, я не нашел в дядиной аптечке никакого слабительного. Зато нашел коробку, в которой было две свечки Ducolax (Bisacodyl). Однако дома я никогда не пользовался свечами сам. Хуже того – родители тоже никогда мне не ставили свечей в детстве. Поэтому я просто не знал, как ими пользоваться. К счастью, в коробочке оказалась инструкция по их применению.
      Внимательно прочитав инструкцию о том, как пользоваться свечками, я спустил джинсы и трусы до колен. Потом вставил подряд две свечки себе в попу, постаравшись запихнуть их поглубже пальцем. Завалился на кровать попой вверх и стал ждать, когда свечки подействуют. Чтобы было не так скучно лежать и ждать, я включил себе ТВ и стал смотреть какую-то передачу.
      Когда прошло примерно 45 минут, я почувствовал сильное желание сходить в туалет. Я пошел в туалет, совмещенный с ванной. Там я уселся на унитазе, который в дядином доме шутливо называли “троном”, но только выпукал очень много газов. Несмотря на это, я все еще чувствовал сильное вздутие, урчание и боль в животе, а опорожнить кишечник так и не смог. Мало того, после свечек мне стало еще хуже. К боли в животе добавилось жжение в заднем проходе и безрезультатные cпазматические позывы в туалет.
      В очередной раз выйдя из туалета, я чувствовал себя разочарованным, по-настоящему несчастным и очень больным. Я пошел в спальню и лег на живот на кровати, надеясь, что скоро стану чувствовать себя лучше. Через некоторое время вернулся с работы мой дядя. Я даже не встал с кровати, чтобы его поприветствовать, и он сам зашел в мою комнату. Разговаривая со мной, он заметил, что я сам на себя не похож, и спросил, не заболел ли я.
      К тому времени я чувствовал себя очень плохо. Я решил преодолеть свой стыд и подумал, что лучше расскажу дяде всю правду. И я со смущением сказал дяде, что я не мог сходить в туалет уже три дня после той вечеринки, и что я чувствую себя больным, и что живот мой сильно вздут и болит.
      Дядя сразу же потрогал мой лоб и сказал, что у меня температура. Он вышел из комнаты и вернулся с градусником и баночкой вазелина. Дядя попросил меня спустить джинсы и трусы и повернуться на бок. Я отреагировал с возмущением, сказав, что я не маленький, чтобы мне мерить температуру в заднем проходе (последний раз мне дома мерили температуру таким способом лет в 7) и что мне всегда измеряли температуру только во рту. Дядя примирительно сказал: “Тони, я понимаю твое смущение, но сейчас именно тот случай, когда тебе нужно померить температуру именно в заднем проходе. Потому что, если у тебя болит живот, у тебя может быть нормальная температура тела, но повышенная температура там. К тому же так точнее и быстрее измеряется”.
      Я был слишком слаб, чтобы спорить, и решил подчиниться дяде. Покорно расстегнув джинсы, я спустил их до колен вместе с трусами, повернулся на левый бок и поджал ноги к животу. Дядя уселся около меня на кровати. Слегка погладив и потрепав меня по попке, он попросил меня расслабиться и не сжимать задний проход. Мне почему-то была приятна такая забота, хотя я считал себя слишком взрослым для этого. Через минуту после этих дядиных слов я почувствовал, как сильные грубоватые дядины руки раздвигают мне ягодицы. Затем я ощутил прохладное прикосновение вазелина к моей дырочке и дядин палец, нежно массирующий мне анус снаружи. Это было очень приятно, но вместе с тем я чувствовал сильное смущение и стыд. Следом за этим ощущением пришло другое ощущение – нечто холодное, скользкое, стеклянное скользнуло в мой задний проход, скользнуло как-то легко и без сопротивления. Я догадался, что это дядя ввел термометр, и, повернув голову и скосив глаза назад, попытался убедиться в правильности догадки.
      Увидев свой зад с торчащим из него на треть стеклянным градусником, я неожиданно испытал возбуждение. Мой член наполовину встал, и я был очень смущен этим обстоятельством. В тоже время я обрадовался, что лежу на боку, задом к дяде, и он не видит моей эрекции. Иначе я был бы смущен еще больше.
      Мысли мои бежали со скоростью поезда, и я испытывал какое-то непонятное волнение, томление внутри. Давно забытые ощущения того времени, когда мне мерили температуру в попке последний раз, снова всплыли во мне. Я снова почувствовал себя маленьким ребенком, о котором заботятся, которого любят, которому хотят помочь сильные взрослые люди. То же давнее ощущение полного доверия, открытости и покорности дяде, как в детстве – маме и папе. И холодный стеклянный предмет в попке, который так легко выскальзывает, если сжаться. Я стал пробовать новые ощущения, то сжимая, то расслабляя задний проход, отчего градусник наполовину вылезал.
      Пока я лежал с градусником, дядя осторожно поглаживал меня по заду и придерживал то и дело наполовину выскальзывавший градусник, как делала мать в моем далеком детстве. Через несколько минут дядя снова раздвинул мне попку, и я почувствовал, как он осторожно вытаскивает из меня градусник, который к тому времени уже не казался мне холодным. Мне было немного жаль, что измерение температуры закончилось так быстро, так как я уже начал наслаждаться ощущениями от градусника в заднем проходе. Тем не менее, мне ничего не оставалось, как натянуть джинсы и трусы.
      Посмотрев на шкалу, дядя объявил, что у меня действительно повышенная температура – 38 градусов. Потом он вышел, видимо, для того, чтобы спрятать градусник обратно, и вернулся.
      Вернувшись, дядя спросил меня, или я уже принимал какое-нибудь слабительное, жаропонижающее или что-то еще. Я со смущением признался, что я попробовал сделать себе 2 слабительных свечки, но это не помогло и стало еще хуже. Тогда дядя предложил поставить клизму, или показать, как мне сделать клизму себе самому.
      Насколько я помнил, дома мне никогда раньше не ставили клизму. Так что я совершенно не знал, что и как делать, и что такое клизма вообще. Поэтому я попросил, чтобы мой дядя подробно объяснил мне процедуру, из чего она состоит, как она действует, и для чего она вообще.
      Дядя повел меня в ванную. Там он достал с верхней полки шкафчика плоскую коробку, и вынул из нее большую красную резиновую грелку с красным же шлангом и белым наконечником, присоединенным к концу шланга. Показав мне эту штуку, он сказал, что это и есть клизма, и начал подробно объяснять, как пользоваться клизмой.
      Услышав от дяди, что эту большую, довольно-таки страшновато выглядевшую штуковину я должен буду наполнить доверху теплой водой, да еще и с мылом (а, по словам дяди, в эту грелку помещалось 2 литра воды), а потом засунуть этот длинный толстый наконечник себе в попку и принять всю эту клизму до конца, да еще и удерживать ее потом несколько минут, я не на шутку испугался. Мне казалось, что это должно быть очень больно и неприятно. И я не мог представить себе, каким образом в мою попку, и без того доверху забитую газами и твердым дерьмом, может войти такая большая клизма – целых два литра воды! Кроме того, мне представлялся постыдным и унизительным сам процесс постановки клизмы.
      Дядя, видя мой испуг и смущение, улыбнулся и сказал: “Не бойся клизмы, Тони. Это совсем не больно и не страшно, и даже не неприятно. Все будет нормально. Хорошая теплая клизма поможет тебе, ты опорожнишься и боль в животе пройдет. Тебе не будет больно, тебе будет только хорошо и приятно, тепло в попке и в животе”.
      Эти слова дяди повергли меня в еще большее смущение. Я почувствовал себя совсем маленьким и беззащитным мальчиком, с которым разговаривают как с ребенком – утешают, уговаривают и успокаивают. Вместе с тем во мне родилось какое-то теплое чувство к дяде, который так хорошо понимает меня и происходящее со мной. Я почувствовал себя в безопасности, почувствовал, что могу довериться дяде и он действительно не сделает мне плохо, больно или неприятно, и что он действительно хочет мне помочь.
      Подумав обо всем этом, я решил, что лучше не буду экспериментировать и пробовать поставить себе клизму сам, а доверюсь дяде. Тем более что это был первый раз в моей жизни, когда мне вообще ставили клизму, и я решил, что я лучше позволю дяде поставить мне клизму, так как он явно был очень опытен в этом и знал, что и как делать.
      Когда я сказал дяде, что хочу, чтобы он сам поставил мне клизму, он велел мне раздеться догола в спальне, оставить там одежду и голым прийти в ванную. Я сначала немного сопротивлялся от смущения и осознания необходимости быть совершенно голым перед моим дядей, но усиливающиеся давление и дискомфорт в моем животе от запора и газов быстро заставили меня забыть о смущении и об унизительности клизмы.
      Внутренне смирившись с необходимостью клизмы, я быстро вышел в спальню, спустил и снял свои джинсы и трусы, снял футболку и обернул банное полотенце вокруг талии. И с полотенцем вокруг бедер я вошел в ванную, где мой дядя уже наполнял клизму до краев теплой мыльной водой. Я увидел, как дядя привинчивает к грелке пробку, шланг, краник и наконечник. Потом дядя открыл краник и спустил немного воды, пояснив мне, что спускает из шланга остатки воздуха, и снова закрыл краник.
      Дядя дал мне потрогать клизму, сказав: “Тони, попробуй воду – достаточно ли она теплая для тебя, не горячая ли она. Ведь это твоя клизма, это твоя попка, это вода, которая пойдет ТЕБЕ в попку, и ты должен быть сам заинтересован в том, чтобы водичка была теплой и приятной”.
      Я был очень смущен дядиными словами про воду, которая пойдет мне в попку и должна быть мне приятной, но послушно потрогал клизму и неуверенно сказал дяде, что она теплая и меня такая температура, наверное, устраивает. На самом деле я был в этом совсем не уверен, потому что не знал, не покажется ли мне теплая на ощупь вода горячей в попке.
      После этого дядя попросил меня снять полотенце и постелил его на полу ванной. Затем он велел лечь на полу на спину и широко раздвинуть ноги, поставив одну ногу на край ванны, а другую на сиденье унитаза, чтобы ему было удобно делать мне клизму и хорошо было видно мою дырочку.
      Я был очень смущен предложением лечь в такую бесстыдную позу. Кроме того, я очень волновался из-за того, что у меня вдруг случилась сильная эрекция, и я не мог понять, отчего это мой член встал. И, конечно, я все еще немного боялся клизмы, несмотря на дядины уговоры и уверения в том, что это не страшно и не больно. Мне было и страшно, и стыдно, но в то же время интересно.
     Обычно у меня была эрекция только тогда, когда я общался со своей подругой или с другими девочками, а не в присутствии другого мужчины, тем более родного дяди. Поэтому неожиданно возникшая перед клизмой эрекция меня очень смутила. Я стал думать, что со мной что-то не в порядке.
      Дядя заметил, что я очень стесняюсь, и сказал мне, чтобы я не беспокоился о моем теперь стоявшем уже полностью вертикально члене. Он добавил, что он тоже испытывает сильную эрекцию всякий раз, как делает себе клизму, и что это вообще нормально для мужчины испытывать эрекцию перед и во время клизмы. Кроме того, дядя снова попросил меня расслабиться и не бояться клизмы, повторив в который уже раз, что это не больно и не неприятно. Мне стало немного легче, и я стал меньше смущаться. Я позволил себе немного расслабиться, почувствовав, что все нормально и что со мной не происходит ничего неправильного или необычного.
      Тут бег моих многочисленных и хаотических мыслей был прерван, и дядя спросил готов ли я к тому, чтобы он начал ставить мне клизму.
      Я неуверенно сказал “да...”, и дядя опустился на колени на пол. Затем он пощупал мой живот и сказал: “Тони, мы не можем прямо сейчас начать делать тебе клизму, потому что у тебя живот весь переполнен газами и в нем нет места для клизмы. Тебе надо сначала пропукаться, отвести хотя бы немного газов и освободить место для клизмы”.
      Эти слова снова повергли меня в смущение, как смущало меня всегда любое упоминание о газах и вообще моих естественных отправлениях. Я густо покраснел, а дядя сказал: “Не надо стесняться газов, Тони, ты просто болен, это нормально и все скоро пройдет. Газы – это такая же болезнь, как и любая другая, и не надо этого стесняться. Ты пропукаешься и тебе станет легче, а потом мы поставим тебе хорошую теплую клизмочку, и тебе станет совсем хорошо”.
      С этими словами дядя встал с колен, достал из шкафчика длинную тонкую красную трубочку, банку вазелина. Затем он снова опустился передо мной на колени и стал раздвигать мне ягодицы.
      Вскоре я почувствовал, как дядин палец смазывает мне анус. Потом он попросил меня расслабиться и не сжимать попку, и начал поглаживать и массировать мне ягодицы. Я ощутил, как дядин палец мягко и плавно скользнул внутрь меня и начал смазывать мне кишку. Ощущение было необычным и очень приятным. Сначала я все-таки сжимался, и дядя мягко попросил меня расслабиться и не напрягаться. Потом я расслабился и пукнул, и сразу же устыдился этого, снова густо покраснев. Дядя, однако, одобрительно сказал: “Молодец, Тони, пропукайся, выпусти газы”. И начал стимулировать меня к этому, двигая пальцем у меня в заднем проходе и одновременно массируя и надавливая мне на живот. Подобного кайфа я никогда не испытывал – у меня было ощущение, что где-то в голове взорвался фонтан удовольствия. Полузакрыв глаза, я принялся мечтать о том, как бы это мне делала Эми, девочка, в которую я тогда был влюблен. Одновременно я пытался управлять мышцами своего ануса – то расслаблялся, то натуживался и пукал, то плотно сжимал задний проход колечком, обхватывая дядин палец. Дядя же поощрял меня выпускать газы и тужиться.
      Затем я почувствовал, как дядя плавно вытащил палец и начал вводить мне длинную тонкую трубку глубоко-глубоко в попу. Я был удивлен тому, насколько глубоко может войти трубка, не причинив мне никакой боли. Одновременно я был слегка разочарован тем, что дядя так скоро прекратил массировать мне кишку пальцем – мне это очень понравилось.
      Введя мне трубку в задний проход, дядя остался сидеть на коленях возле меня и массировать мне живот. Через трубку вскоре начали обильно выходить газы, и я был очень смущен запахом, установившимся в ванной. Однако дядя делал вид, что ничего не происходит и все нормально, и подбадривал меня, поощряя потужиться, пукать и через трубку, и помимо трубки. Мне действительно стало легче, и я почувствовал, что давление и распирание в животе ослабло.
      Осмелев, я сказал дяде, что мне стало лучше, и робко спросил: “Дядя, а может быть, не надо клизмы?”. Дядя улыбнулся и сказал: “Нет, нет, Тони, тебе обязательно надо поставить хорошую теплую клизму, и тебе станет еще лучше, ты опорожнишься и будет совсем хорошо. Не бойся клизмы, Тони, она необходима. Тебе не будет ни капельки не больно, не будет неприятно, тебе будет только хорошо и тепло в попке и в животе”.
      С этими словами дядя осторожно вытянул из меня эту трубку, снова попросил меня расслабиться и не сжиматься, затем аккуратно вставил смазанный наконечник клизмы в мой зад. Потом он спросил, удобно ли мне, не мешает ли мне наконечник, не царапает ли, не больно ли мне. Я ответил, что нет. Про себя же я подумал, что наконечник в попе, пожалуй, даже приятен. Тогда дядя спросил, готов ли я к началу вливания клизмы. Я неуверенно ответил: “Да”.
      Получив этот ответ, дядя попросил меня глубоко и ровно дышать, расслабиться и не сжимать попку, и открыл краник на шланге. Сначала я вообще ничего не чувствовал, но через полминуты ощутил, как моя задница начала медленно наполняться теплой мыльной водой.
      Дядя начал массировать мне живот, распределяя в нем поступающую теплую воду и помогая мне принимать клизму. Другой рукой он массировал мне попку, помогая мне расслабиться. Мне было необычно хорошо, тепло и приятно в попке и в животе, и одновременно очень хотелось в туалет. Меня слегка спазмило и распирало. Я никогда не испытывал подобных ощущений и даже не знал, что они существуют.
      Но поскольку это был первый раз в жизни, когда мне ставили мыльную клизму, да еще у меня был сильный запор, я был неспособен долго удерживать клизму, и начал выпускать грязную воду на банное полотенце, которое было расстелено под моей попкой, хотя и знал, что должен принимать и удерживать клизму. Я наделал много грязи в ванной, и думал, что дядя на меня рассердится, и был очень смущен. Непроизвольно я сжался, и наконечник выскользнул из меня.
      Однако дядя велел мне не волноваться об этом, и сказал, что если мне трудно, я могу расслабиться и выпускать воду на полотенце. Он добавил, что уберет все это позже. Затем он повторно вставил мне наконечник и продолжил вливать мне клизму, пока грелка не опустела.
      Должен признаться, что когда он закончил вливать мне клизму, я напустил грязную воду чуть ли не на всю ванную и на полотенце под моей задницей, но зато я чувствовал себя на 1000 процентов лучше и был очень благодарен дяде за клизму.
      Я встал с пола, чтобы подмыться, в то время как мой дядя убирал за мной грязь, которую я напустил. Затем дядя сказал мне, что клизму надо повторить, чтобы убрать из меня мыло и предотвратить раздражение кишки. Я согласился и лег в позу снова, и дядя cнова наполнил клизму, на этот раз чистой водой, и снова поставил мне клизму.
      Во второй раз дядя подвесил клизму значительно выше, cказав, что меня надо промыть поглубже, чтобы размыть и убрать какашки мощным потоком воды. И действительно, я почувствовал, как сильная струя воды буквально врывается в мои внутренности. Никогда раньше я не испытывал столь сильного позыва немедленно покакать. Я стал ерзать и корчиться на полу, дергая ногами, и хотел взмолиться, чтобы он немедленно остановил клизму и отпустил меня. Но было уже поздно жаловаться и просить: клизма вливалась настолько быстро, что, прежде чем я решил запротестовать, преодолев свой стыд и страх показаться недостаточно мужественным, все 2 литра воды были уже в моей попке – не прошло и трех минут с начала вливания клизмы. Мне казалось, что меня вот-вот разорвет на части. И, как только дядя вытащил наконечник из моей попки, я потерял над собой контроль и громко обкакался. Это было, наверное, похоже на Ниагарский водопад или извержение вулкана :-) А дядя массировал мне живот, и делал вид, что все совершенно нормально и какать под себя после клизмы – обычное дело для большого пятнадцатилетнего мальчика.
      Потом дядя снова убрал тряпкой грязь на полу, сам подмыл меня и предложил мне снова повторить клизму, сказав, что меня нужно промывать до чистой воды. Я не очень хотел, боясь, что снова повторится та высокая клизма, от которой мне было почти больно в животе. Но я был слишком слаб, чтобы протестовать, к тому же мне, несмотря ни на что, и даже несмотря на болезненность, начала все больше и больше нравиться клизма.
      Поэтому я согласился на третью клизму, и дядя снова наполнил грелку, но на этот раз холодной водой, сказав, что заодно и собьет мне температуру. Подвесил он клизму на этот раз невысоко, так что вода вливалась медленно, как и в первый раз во время клизмы с мылом. Ощущения от холодной клизмы меня снова удивили и шокировали: мне было холодно в попке и в животе, как-то приятно спазмило, но не было больно. Это было совсем не похоже ни на теплую клизму, ни на клизму с мылом, и я про себя удивился, какую большую разницу в ощущениях дает такая мелочь, как температура воды.
      В этот раз мне было легче, привычнее, и я смог удержать клизму и не выпустить ни капли. Чему я был очень горд, тем более что дядя отметил это и похвалил меня.
      Но самым удивительным и шокирующим для меня было то, что в конце вливания третьей клизмы мой эрегированный член вдруг задрожал, и сначала на нем выступила капелька смазки, а потом без всякой посторонней стимуляции он вдруг выстрелил, забрызгав мне живот и грудь. Я был пристыжен внезапным оргазмом, возникшим ни с того ни с сего во время клизмы, но дядя сказал: “Ничего страшного и необычного в этом нет, Тони, это бывает у многих мужчин во время клизмы”. От этого мне стало немного легче, но все равно было очень стыдно перед дядей.
      После третьей клизмы я опорожнился, как полагается, сидя на унитазе. Никогда до этого я не испытывал такого необыкновенного облегчения, такой легкости и удовольствия.
      Этот инцидент случился 12 лет назад, и я получал клизму от постороннего человека только однажды с тех пор. Было это три года спустя, в 18 лет, когда я лежал в больнице по поводу футбольной травмы колена, и у меня был запор от лежачего положения и бездеятельности, поскольку я был на постельном режиме и больничной пище. Ставил мне клизму мужчина-санитар, так как я наотрез отказался со смущением, когда мне предложила поставить клизму сиделка – я не хотел, чтобы посторонняя женщина видела мою эрекцию.
      Та клизма была тоже приятной, но не столь остро, как в первый раз, в 15 лет. В тот раз в больнице мне клизму делали на левом боку, потом быстро повернули на спину и подставили судно, и повторные две клизмы мне поставили уже на спине с подставленным судном, так как я был лежачим и не мог вставать в туалет. Эрекция у меня была сильной, но оргазма не случилось.
      После той клизмы в больнице, уже будучи совершеннолетним, я купил свою собственную клизму. Так что теперь, когда у меня возникает потребность в клизме (а возникает она у меня часто), я готов позаботиться о себе сам, благодаря моему дяде, показавшему мне клизму и открывшему мне удовольствие, с ней связанное, когда я был еще подростком.

  


      ВОВА

      авторизованный перевод с английского
      май 2003 г